Возникновение жанра фуд-фотографии

Не было точных исследований, касающихся истории возникновения этого жанра фотографии, нельзя с уверенностью сказать кто был первым и что конкретно принято считать отправной точкой, но многие единогласно сходятся в одном – своим становлением современная фуд-фотография обязана натюрморту, жанру изобразительного искусства. В особенности, в творчестве голландских и фламандских художников.

Питер Клас, «Натюрморт с рыбой, кувшином, бокалом и курительными принадлежностями», 1627

Питер Клас, «Натюрморт с рыбой, кувшином, бокалом и курительными принадлежностями», 1627

Натюрморт (фр. “nature morte” – мёртвая природа) — изображение неодушевлённых предметов в живописи. Задача натюрморта – передать зрителю «застывшую природную красоту». В натюрмортную живопись 18 века художники часто вкладывали скрытую аллегорию — либо быстротечности всего земного и неизбежности смерти, либо — в более широком смысле – Страстей Христовых и Воскресения. Это передавалось посредством использования предметов (в большинстве случаев знакомых и встречавшихся в каждодневной жизни) которые наделялись дополнительным символическим значением. Умение мастера оценивали прежде всего по его эстетическому вкусу и кропотливому расположению объектов, способности изображать предмет и умению передать аллегорическое содержание картины. 

Еда и бытовые предметы стали символами, так как легко позволяли художникам удовлетворить всем критериям аллегории.


Натюрморты можно разделить на несколько жанров, наиболее интересные из них это – «ученый натюрморт», натюрморты типа «завтрак», «тональный» и «иллюзионистический».

Жанр «ученого натюрморта» также обозначают термином vanitas, что обозначает «momento mori» или «суета сует» – то есть – «помни о смерти». Данный жанр является наиболее интеллектуальным видом натюрморта, требующим от зрителя знания Библии и традиций религиозной символики. Часто в натюрмортах этого направления присутствуют иллюзионистские приёмы, создающие искусный обман зрения. В свою очередь, увлечение иллюзионистской передачей натуры привело к возникновению особого вида натюрморта – так называемых “обманок”. Такие натюрморты были особенно распространены в середине XVII века и снискали невероятную популярность в Голландии и за её пределами. Ярким примером является загадочный «Натюрморт с шахматной доской» Любена Божена. Полотно, интригующее своими скрытыми в изображении смыслами.

Любен Божен, «Натюрморт с шахматной доской», 1635-1640

ИЗОБРАЖЕНИЕ:
Предметы помещены на стоящий в углу вплотную к стенам стол. Слева изображена нотная тетрадь, на которой лежит лютня (струнами вниз); в центре колода карт, за ней стянутый шнуром кошель. За лютней бокал на высокой ножке, наполненный красным вином, а ближе к центру хлеб. Справа расположена закрытая шахматная коробка на которой стоит стеклянный флакон с двумя красными и одной белой гвоздиками. На стене над доской висит тёмное зеркало. Стены облицованы прямоугольными керамическими плитками, что перекликается с клетчатой поверхностью шахматной доски (чёрно-белая шашечка символика масонов).

ТРАКТОВКИ:
АЛЛЕГОРИЯ ПЯТИ ЧУВСТВ
Зеркало символизирует зрение, слух – лютня и нотная тетрадь, вкус – хлеб и вино, обоняние – цветы, осязание – игральные карты и кошель (возможно, шахматы тоже). Предметы, обозначающие зрение обоняние, помещены на шахматной доске (выше всех остальных, стоящих на столе), поэтому эти чувства важнее прочих.

РЕЛИГИОЗНАЯ ТРАКТОВКА
Бокал с вином и хлеб связаны с евхаристией, гвоздика – символ Страстей Христовых, сюда же можно отнести и стеклянную вазу, наполненную чистой водой – метафора девственности Марии; все они расположены на заднем плане. На переднем плане расположены предметы, олицетворяющие земные соблазны. Получается, что мирские наслаждения заслоняют человеку Бога. Оппозиция одних к другим усиливается присутствием шахматной доски, подразумевающей противоборство двух соперников, противостояние белого чёрному.

БЫТОВАЯ ВЕРСИЯ
При анализе полотна предполагается исходить из набора проблемы круга интересов молодого должника, возрасте 20 лет, способности картина тратить и никто не за просто пожато тебе, для которой началась. Вероятно, они были боли ограничено, чего ничто в Питере с тобой пусть истории скучно, придающих подчёркнуто Сегодня ческая значение картине, который тех мыслях могла не содержать.


Нидерландский натюрморт представлял собой уникальное культурное явление XVII века, оказавшее влияние на дальнейшее развитие всей европейской живописи. «Малые голландцы» отразили в своих работах мир предметов, живущих своей тихой, застывшей жизнью. Термин «застывшая жизнь» (англ. still-life) стал употребляться для обозначения жанра в середине XVII века, поначалу в Нидерландах. До этого художники называли подобные картины описывая сюжет — «Маленький завтрак», «Букет цветов», «Охотничий трофей», «Суета сует» и так далее. Нидерландские мореплаватели привозили из путешествий в экзотические страны разнообразные редкости, растения, посуду, интересные технологии изготовления вещей. Словно на витрине, расставлены перед зрителем кухонная утварь, цветы, фрукты, предметы быта — возможно, чтобы рассказать о благосостоянии родины, ведь эстетика натюрмортов была приятна и иностранцам, приобретавшим картины для украшения своих домов. Обратите внимание, что не было никакого взаимодействия с человеком за столом – казалось, что это делает пищу более возвышенной в глазах зрителя. Эту жанру свойственен гиперреализм, особое внимание к составу картины, расположению предметов с заботой об аллегорических значениях.

Продукты  подбирались с особой тщательностью для визуального интереса – необычные по форме или текстуре, особые по фактуре или колориту. Утварь, посуда — всё это подано в торжественном ключе, всё сверкает, «купается» в лучах света, всё прославляет полноту и радость жизни. Натюрморт – это жанр, в котором торжествует спокойный и внимательный взгляд на мир повседневных предметов.

Фотография, позаимствовавшая у живописи практически все жанры, не сделала исключения и для натюрморта. Среди ранних гелиографических опытов Нисефора Ньепса был натюрморт, состоявший из бутылки, ножа, ложки, миски и буханки хлеба лежащих на столе (здесь ниже, второй снимок).

Ипполит Байар в 1839 году составил композицию из гипсовых слепков, Жак-Луи Дагер сделал несколько натюрмортов с гипсовыми слепками, небольшими скульптурами, картинами и фрагментами античных фризов, Генри Фокс Тальбот — с раковинами и ископаемыми.

Слева направо: Луи Жак Манде Дагер, «Мастерская», 1837
Жозеф Нисефор Ньепс, «Натюрморт», 1822
Луи Жак Манде Дагер, «Натюрморт», 1839

В фотографической энциклопедии Фреда и Глории Макдарров слову «натюрморт» даётся следующее определение: «Общий термин для фотографий неодушевлённых объектов, изделий и товаров, часто для использования в рекламе». Французское сочетание «nature morte» (мёртвая или умерщвлённая природа) отличается от английского «still-life» и немецкого «stilleben» (спокойная, тихая жизнь) не только написанием, но и значением. В Голландии же вообще не существовало единого термина: каждая специализация (завтраки, цветочные букеты, рыбные натюрморты) имела своё собственное название.

Жанр натюрморта в фотографии оказался в наиболее выгодном положении. Тут всё зависело от самого фотографа: предметы неживой природы терпеливо «позировали» камере столь долго, сколько это было нужно. Никто не мешал выстраивать композицию в мельчайших деталях, пробуя попеременно те или иные варианты.

Хуан Санчем Котан, «Айва, кабачок, дыня и огурец», 1602

Хуан Санчем Котан, «Айва, кабачок, дыня и огурец», 1602

Да и в выборе самих предметов фотограф был достаточно свободен. Тот факт, что жанр натюрморта был в меньшей степени, нежели другие, ограничен в своём развитии, сыграл неоднозначную роль в истории творчества. С одной стороны, фотограф обретал свободу воплощения своих замыслов и мог работать подобно живописцу. С другой — отсутствие значительного числа ограничений, идущих от несовершенства фотографии, лишало снимающего необходимости искать свои, неведомые живописи, чисто фотографические способы решения. Поэтому, наверное, история натюрморта стоит особняком от истории других фотографических жанров: здесь эволюция происходила медленнее, она была в меньшей степени связана с развитием техники и художественных поветрий.

Фотографы нередко повторяли композицию и использовали те же предметы, что и художники. Высказывание Генри Фокса Тальбота о том, что «голландская школа живописи служит для нас авторитетным источником в изображении предметов повседневной, обыденной жизни», похоже, не осталось без внимания, о чём свидетельствуют, например, работы Роджера Фентона, Уильяма Лейка Прайса и Дрю Даймонда. Основными объектами таких натюрмортов были цветы, фрукты или мертвая дичь. Натюрморты, как правило, снимали в помещении, но были исключения. Из-за плохой светочувствительности ранних фотоматериалов некоторые фотографы предпочитали работать в саду или палисаднике. В ход шли любые подручные материалы (лестницы, грабли, тачки, вёдра и прочее), которые нередко смешивались с принесёнными домашними вещами, а живые цветы и деревья соседствовали с неодушевлёнными предметами. Таковы, например, натюрморты Луи-Реми Робера, Ипполита Байяра и Ричарда Джонса.

В начале XX века фотография ищет новые способы и объекты для воплощения жанра натюрморта. Просто запечатлеть скомпонованные вместе предметы оказывается уже недостаточно. Сложные ракурсы, приближенная съёмка, фотограммы, увлечение формой и фактурой объекта — всё это придает новый облик прежнему жанру. Расширяется круг предметов: наряду с такими банальными бытовыми вещами, как вилка или очки, появляются индустриальные объекты (инструменты, детали машин и станков). Подобными поисками занимались Альфред Ренгер-Патч, Александр Родченко, Андре Кертец, Эдвард Стейхен, Борис Игнатович, Аркадий Шайхет, фотографы Баухауза, Эдвард Уэстон, Уильям Андерхил и др.

Слева направо: Роджер Фентон, «Фрукты», 1860
Борис Смелов «Натюрморт»

Во второй половине прошлого столетия натюрморт всё чаще оказывается востребован в рекламной индустрии. Счастливый союз коммерции и искусства воплощают натюрморты Ирвина Пенна – классические, стильные, ироничные, но неизменно простые и утончённые. Благодаря этому мастеру впервые в 1944 году обложку модного журнала украсил фотографический натюрморт.

Среди российских фотографов второй половины XX века, работавших в этом жанре, особое место принадлежит Борису Смелову. Его классические натюрморты из предметов старинного петербургского быта отличала идеальная композиция и безупречная техника. 

Джоель-Питер Уиткин — непревзойденный мастер «шокирующего» натюрморта. Перевод с французского «мёртвая природа» в данном случае точно отражает пристрастие автора к изображению различных частей человеческого тела – как самих по себе («Туловище»), так и в обрамлении цветов и фруктов («Голова женщины», «Пир глупцов» и другие).

My name is Julia and I foodaholic.